О Соборе Воронежских святых (sobor_voronezh) wrote,
О Соборе Воронежских святых
sobor_voronezh

Categories:

Преосвященный Алексий (Буй) епископ Козловский (+1937)



Алексий (Буй), епископ Козловский (в миру Семен [по другим данным: Александр, Алексей] Васильевич) родился в 1892 году в поселке Ксениевском Новокусковского уезда Томской губернии в крестьянской семье. 29 сентября 1915 года пострижен в монашество с именем Алексий. 11 октября 1915 года рукоположен во иеродиакона. В 1917 году окончил Томскую духовную семинарию и с апреля 1917 года, как иеромонах служил при Томском архиерейском доме, по некоторым данным был келейником архиепископа Томского и Иркутского Анатолия (Каменского).


В 1920 году иеромонах Алексий переехал в Иркутск, где в 1922 году был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности, после трехмесячного тюремного заключения освобожден.
В 1922–1923 годах был настоятелем Александро-Невского монастыря Бугульминского уезда Самарской губернии.
1 января 1924 года хиротонисан во епископа Бугульминского, викария Самарской епархии. С 13 марта 1924 года епископ Петропавловский, викарий Омской епархии; с 1925 года епископ Семипалатинский, викарий Омской епархии; с февраля 1926 года епископ Козловский, викарий Тамбовской епархии; по некоторым данным с 1927 года титуловался епископом Уразовским, викарием Воронежской епархии.
По сведениям профессора М.В. Шкаровского, в начале 1927 года архиепископом Угличским Серафимом (Самойловичем), временно исполнявшим обязанности Заместителя патриаршего Местоблюстителя в период пребывания Заместителя патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) в заключении, епископ Козловский Алексий назначен кандидатом на должность временно исполняющего обязанности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя. 28 февраля епископ Алексий назначен управляющим Воронежской епархией, с оставлением прежнего титула – епископ Козловский.
По сведениям же митрополита Мануила (Лемешевского), епископ Алексий управлял Воронежской епархией, начиная с декабря 1926 года с резиденцией попеременно в Воронеже и Ельце.
Едва появившись в Воронеже, епископ Алексий сразу же привлек внимание чекистов, на него стали собирать компрометирующие материалы. Известно, что для ОГПУ наблюдение за епископом и его приверженцами проходило как “агентурная разработка под названием “Стадо”.
22 января 1928 года епископ Алексий, поддержанный значительной частью духовенства епархии, отделился от Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) и присоединился к сторонникам митрополита Ленинградского Иосифа (Петровых). Так, в послании к клиру и мирянам Воронежской епархии от 22 января 1928 года, епископ Алексий заявил: “Будучи волею Божией <…> облечен высокими полномочиями быть стражем Воронежской Церкви, <…> вполне разделяя мнения и настроения верных православных иерархов и своей паствы, отныне отмежевываюсь от митрополита Сергия, его неканонического Синода и деяний их”.
27 января 1928 года последовала реакция митрополита Сергия (Страгородского) и Синода: “за раздорническую деятельность” епископ предавался архиерейскому суду, отстраняется от управления епархией и увольнялся на покой. Одновременно один из воронежских викариев, епископ Богучарский Владимир (Горьковский), объявил пастве об “отпадении” епископа Алексия от Церкви и заявил о временном вступлении в управление Воронежской епархией. В ответ на данное заявление епископ Алексий, в свою очередь, “не благословил” своим чадам более иметь общение с епископом Богучарским Владимиром.
27 марта 1928 года епископ Алексий (Буй) связи с игнорированием решений Синода был запрещен в священнослужении. Указом Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) в апреле 1928 года Воронежская епархия передана была во временное управление архиепископу Смоленскому Макарию (Звездову). Однако значительная часть приходов в Воронеже и за пределами города не признала его власти, а осталась верна епископу Алексию (Бую).
Весной 1928 года епископ Алексий был назначен управляющим частью приходов юга России, подчинявшихся митрополиту Ленинградскому Иосифу (Петровых). С мая 1928 года исполнял обязанности экзарха Украины у иосифлян. Приходы, подчиненные епископу Алексию, ввиду их особой радикальности, по сравнению с прочими иосифлянскими общинами, стали называть «буевскими».
Будучи выслан из Воронежа, с 20 мая 1928 года епископ Алексий (Буй) проживал в Ельце, где, по другим данным в Москве, 7 марта 1929 года был арестован.
В апреле 1929 года главой епархии был назначен священномученик Захария (Лобов) архиепископ Воронежский и Задонский, который будучи верным сторонником митрополита Сергия (Страгородского), активно противостоял как обновленческому, так и иосифлянскому расколам в епархии.
17 мая 1929 года комиссией ОГПУ епископ Алексий (Буй) приговорен к 3 годам лагерей. С 9 июня 1929 года находился в заключении в Соловецком лагере особого назначения. Одновременно с ним было сослано еще 14 епископов, не подчинившихся канонической власти Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) и Временного Патриаршего Синода. Епископ Алексий в лагере активно участвовал в тайных богослужениях.
Приходы, оставшиеся после ареста епископа Алексия без пастырского окормления, до июня 1929 года обращались со своими нуждами к епископу Серпуховскому Максиму (Жижиленко), а затем до января 1931 года окормлялись епископом Бахмутским и Донецким Иоасафом (Поповым).. Вместе с тем, епископ Алексий (Буй), находясь на Соловках, сохранял существенное влияние в Воронежской епархии, тем более его сторонники считали заключение своего епископа подвигом исповедничества.
В конце 1929 – начале 1930 года следователи ОГПУ по Центрально-Чернозёмной области активно разрабатывали дело «церковно-монархической организации «буевцев»», по которому проходила большая часть духовенства и активных мирян сторонников епископа Алексия (Буя).
1 февраля 1930 года епископ Алексий (Буй) был арестован в лагере по групповому делу «буевцев», и этапирован в Воронеж. Вместе с ним в Воронеж были отправлены Н.Н. Дулов и священномученик Иоанн Стеблин-Каменский, так же отбывавшие наказание на Соловках. Несколько допросов епископа Алексия следователем А.В. Казанским успеха не принесли. На последнем протоколе епископ Алексий (Буй) собственноручно написал: “Виновным себя ни в чем не признаю”.
28 июля 1930 года Коллегия ОГПУ вынесла внесудебный приговор: 12 человек, в том числе и епископ Алексий (Буй) приговорены к расстрелу, остальные – к разным срокам лагерей, от трех до десяти лет. В ночь на 2 августа 1930 года в воронежской тюрьме были расстреляны священники И.Г. Стеблин-Каменский, С.Д. Гортинский, Ф.М. Яковлев, А.Н. Архангельский, Г.Н. Никитин, М.П. Тымчишин, настоятель Алексеевского Акатова монастыря архимандрит Тихон (Кречков), иеромонахи Георгий (Пожаров) и Кузьма (Вязников), миряне Ефим Гребенщиков и Петр Вязников. Все расстрелянные канонизированы в августе 2000 года в сонме Новомучеников и Исповедников Российских, кроме М.П. Тымчишина.
Приговор в отношении епископа Алексия начальство распорядилось в исполнение не приводить, по официальной версии, в связи с привлечением его в качестве обвиняемого по новому делу “Всесоюзного центра “Истинное Православие”. В оперативном порядке он был переведен в московскую тюрьму. 3 сентября 1931 года высшая мера наказания для него была заменена на десять лет лагерей. Дальнейшее заключение епископ Алексий отбывал в Свирском лагере и на Соловках.
Такая оперативность в отсрочке приведения в исполнение приговора, экстренном переводе в московскую тюрьму, и наконец в замене высшей меры наказания всего лишь на 10 лет лагерей, будучи незаурядным для того времени явлением, вызывает некоторое вопросы. Существует предположение, что епископ Алексий (Буй) после вынесения ему смертного приговора был морально и физически сломлен. Возможно, именно в этот момент ему было предложено оказать содействие следственным органам ОГПУ, сопряженное с гарантиями смягчения наказания. Следственное дело не содержит прямых доказательств сотрудничества епископа Алексия (Буя) с органами ОГПУ, вместе с этим такое стремительное и существенное изменение меры наказания, а так же дальнейшие действия епископа Алексия, не позволяют однозначно исключить всякую вероятность его сотрудничества с органами ОГПУ.
Так уже, 4 января 1932 года, - как отмечает профессор СПбДА М.В. Шкаровский, - епископ Алексий (Буй) написал письмо И.В. Сталину, в котором подчеркивал свое сочувствие рабоче-крестьянской власти и обратился с просьбой о помиловании. Это обращение осталось без, какого бы то ни было ответа.
19 декабря 1932 года епископ Алексий (Буй) вновь был арестован на Соловках и отправлен в Воронеж, где было “обезврежено новое объединение «буевцев»”. Теперь численность церковно-монархической организации усилиями чекистов выросла до тысячи человек, она якобы имела девять опорных пунктов и сорок ячеек. Организация носила теперь “повстанческий характер” и “готовила вооруженное выступление для свержения Советской власти”.
Длительное заключение окончательно сломило и без того уже подорванную волю епископа Алексия, 25 декабря 1932 года он собственноручно написал заявление следующего содержания: “Благодаря своему воспитанию и окружавшей меня среде, я за время существования революции был враждебно к ней настроен и, естественно, проявил в своей деятельности таковую же враждебность и непримиримость к Советской власти, в чем я перед ней раскаиваюсь. Жизнь в исправительно-трудовых лагерях и постоянные размышления о взятой мною неправильной позиции привели меня к тому, что у меня изменились отношения к Советской власти и что я теперь, с нынешнего часа, решительно отметаю от себя всякую контрреволюционность и отмежевываюсь от всякой контрреволюции. Обещаюсь в будущем не проявлять никакой контрреволюционной деятельности”. Вскоре после этого, епископ Алексий подписал угодные следствию протоколы о работе церковно-монархической организации, и ее составе, что позволило ему избежать нового лагерного срока, но вместе с этим поставило под удар целый ряд священнослужителей и мирян обвиняемых по данному делу. Дело в отношении самого епископа Алексия (Буя) 2 апреля 1933 года было прекращено.
28 марта 1933 года прочим обвиняемым по этому делу коллегия ОГПУ вынесла заочный приговор: 22 человека приговорены к заключению в лагерь на десять лет, 46 человек – к меньшим срокам или к ссылке в Казахстан. Иеромонахи Вассиан (Молодцкой), Варсонофий (Фурсов), Серафим (Протопопов), священники Александр Дубинин и Дмитрий Загуменный, мирянин Федор Лузганов были приговорены к расстрелу, замененному после длительного ожидания смерти десятью годами лагерей.
Епископа Алексия вновь отправили на Соловки, где он работал в деревополировочном цехе до 1937 года, когда был переведен на тюремный режим. 9 октября 1937 года Особым Совещанием при УНКВД по Ленинградской области приговорен к смертной казни. Епископ Алексий (Буй) расстрелян 3 ноября 1937 года в урочище Сандармох близ города Медвежьегорска в Карелии.
В 1981 году Русской Православной Церковью за границей был прославлен сонм Новомучеников и Исповедников Российских от безбожников избиеных, в число которых был включен епископ Уразовский Алексий (Буй). Основным источником сведений для составления поименного списка новомучеников стал монументальный труд протопресвитера Михаила Польского «Новые мученики Российские», который на основании собственных воспоминаний, а так же доступных ему документов, в отрыве от архивных материалов, хранящихся в СССР, описал жизнь и подвиги страдальцев за веру на Русской земле в ХХ веке. Отсутствие возможности изучить следственные дела и иные архивные материалы большей части священнослужителей и мирян, о страдальческой кончине которых писал протопресвитер Михаил Польской, оставили в его труде место для некоторых фактологических неточностей, а так же грубых ошибок. Что не было должным образом учтено при составлении поименного списка Новомучеников Российских, который в итоге был одобрен Архиерейским собором Русской Православной Церковью за границей в ноябре 1981 года.
Значительная часть архивных документов, ранее недоступных для исследования, ныне изучаемых историками свидетельствует о неоднозначности действий и заявлений ряда, включенных в состав собора Новомучеников Российских, персон, что ставит под сомнение правомерность их канонизации. Епископ Алексий (Буй) относится именно к числу тех лиц, включение которых в список Новомучеников Российских, в свете вновь открытых архивных материалов представляется поспешным. В отношении епископа Алексия (Буя) отсутствуют бесспорные основания, позволяющие исключить всякую вероятность его сотрудничества с органами ОГПУ в 1930 году, неоднозначно выглядит его письмо о помиловании к И.В. Сталину, а так же его «покаянное» заявление от 25 декабря 1932 года. И особенно вызывает сомнения прославление епископа Алексия (Буя), в связи с подписанием им ряда протоколов в начале 1933 года, которые стали основанием обвинительного заключения для нескольких священнослужителей и мирян, обвиняемых по второму делу «буевцев», и в итоге приговоренных к продолжительным срокам заключения. Вопрос о правомерности включения епископа Алексия (Буя) в поименных список Новомучеников и Исповедников Российских может быть решен лишь после досконального изучения всех обстоятельств жизни данного страдальца, которые еще ожидают своего исследователя.


Составитель чтец Константин Рева


Источники и литература

ГАВО. Ф. 2565. Оп. 1. Д. 1.
ЦДНИ ВО. Ф. 9353. Оп. 2. Д. 16967. Т. 12; Д. 17699. Т. 1–5; 24705. Т. 1–7.
Сергий (Петров), архиепископ. История Воронежской епархии от ее учреждения до наших дней (в четырех частях). Ч. IV. Воронеж–Минск–Одесса, 1961–1969. С. 746–748.
Акиньшин А. “Виновным себя ни в чем не признаю” // Встреча: Культурно-просветительная работа. 1992. № 10–12. С. 34–37.
Акиньшин А. Епископ Воронежский Алексий (Буй) 1926-1928. // Воронежские архипастыри от святителя Митрофана до наших дней: Историко-биографические очерки. –– Воронеж: издательство Воронежско-Липецкой епархии; Центр духовного возрождения Черноземного края., 2003. – 512 с. [электронный ресурс] – http://www.vob.ru/eparchia/history/ierarxija/31_alexij/alexij.htm - (эта статья взята за основу при составлении данного очерка)
Он же. Крест: Судьба епископа Алексия Буя // Воронежский курьер. 1992. 10, 13 янв.
Он же. Священномученик Алексий Воронежский // Православная жизнь (Джорданвилль). 1995. № 8. С. 4–16.
Он же. Церковь и власть в Воронеже в 1920–1930-е годы: (Процессы Петра Зверева и Алексия Буя) // Церковь и ее деятели в истории России. Воронеж, 1993. С. 127–145.
Алексий (Буй) // России Черноземный край. Воронеж, 2000. С. 822.
За Христа пострадавшие: Гонения на Русскую Православную церковь. 1917–1956. Биографический справочник. М., 1997. Кн. 1. С. 58.
Мануил (Лемешевский), митрополит. Русские православные архиереи периода с 1893 по 1965 годы. Куйбышев, 1966. Ч. 1. С. 105.
Маргарита (Чеботарева). Катакомбные исповедники // Возвращение. 1993. № 2. С. 26–28.
Мемориальное кладбище Сандармох. 1937. 27 октября – 4 ноября: (Соловецкий этап). СПб., 1997. С. 91.
Перов И.Н. С крестом и обрезом // Воронежские чекисты рассказывают. Воронеж, 1976. С. 86–96.
Польский М. Новые мученики Российские. Второе собрание материалов. Ч. 2. Джорданвилль, 1957. Репринтное издание: М., 1993. С. 16, 57, 68, 69.
Регельсон Л. Трагедия русской церкви / Послесл. прот. Иоанна Мейендорфа. Париж, 1977. С. 448, 449, 464, 468, 477, 532, 542, 547, 549, 595.
Резникова И. Православие на Соловках. СПб., 1994. С. 106–107.
Русские православные иерархи. Исповедники и мученики: Фотоальбом. Париж: 1986. С. 10.
Сапелкин Н. Воронежские святители в ХХ веке // Воронеж православный. 1997. № 6.
Шкаровский М.В. Алексий (Буй) // Православная энциклопедия. М., 2000. Т. 1. С. 661. – [электронный ресурс] – http://www.pravenc.ru/text/64646.html
Шкаровский М.В. Буевцы // Православная энциклопедия. М., 2003. Т. 6, С. 324-325. – [электронный ресурс] –http://www.pravenc.ru/text/буевцев%20.html
Шкаровский М.В. Иосифлянство: течение в Русской Православной церкви. СПб., 1999. С. 38–49, 235–241, 274–275, 328–332. – [электронный ресурс] – http://www.anti-raskol.ru/pages/846 (в приложении данной книги содержится ряд документов по теме)


Tags: Воронежское, архипастыри, канонизация святых, справочные материалы
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments