О Соборе Воронежских святых (sobor_voronezh) wrote,
О Соборе Воронежских святых
sobor_voronezh

Categories:

Преподобная Мария Шерстюкова (+1822). Краткое жизнеописание


Преподобная Мария Константиновна Шерстюкова, родившаяся в 1740 году. Она была дочерью казака Константина Босого и родилась в уездном городе Бирюче, Воронежской губернии. После обращения украинских казаков в казенных поселян, называвшихся войсковыми, Константин Босой в 60-х годах XVIII в. перешел на жительство в слободу Белегорье.
Ко времени поселения Марии было около 25 лет, и она заявила себя тогда невоздержной жизнью. Она вышла замуж за белогорского войскового Самойла Шерстюкова, «довольно уже пожилого и несколько малоумного», от которого имела двух сыновей и одну дочь. Около 20 лет она была замужем: овдовевши, предалась нетрезвости и разврату, прожила все имущество своего мужа и принуждена была наниматься в работницы к людям. Но и тут, по непостоянству своему и худому поведению, нигде не могла ужиться. Дети ее с малых лет проживали в прислугах у разных людей. Оставаясь без средств, она для пропитания своего прибегала к шарлатанству, занимаясь колдовством и ворожбою. Но этим она вызывала против себя еще большее презрение. Так она жила до 1795 года.
В 1795 году, удручаясь крайней бедностию и терпя поношение и презрение даже от родных своих, она, как блудный сын, описанный в Евангелии, пришла в себя и решила покаяться. Для исповедания грехов своих и наставления, как спастись, она немедленно отправилась пешая в Киев. Там она прожила довольно времени, питаясь подаянием от христолюбцев и ежедневно для богомолия бывая в Лавре и в других монастырях. Исповедовалась она у какого-то лаврского иеромонаха, о имени коего она не озаботилась узнать. Этот иеромонах заповедал ей на всю жизнь пост сухоядения и всегдашней трезвости, непрестанного болезнования и сокрушения о грехах своих и занятия богоугодными делами и трудами. И как он бывал некогда еще бельцом в слободе Белогорье и знал о меловых горах над р.Доном, покрытых лесом, то советовал ей, избрав в этой горе уединенное место, ископать пещеру для занятия богомыслием, по примеру преподобного Антония Киево-Печерского. (по другим предположениям этот иеромонах был родом из с. Белогорье, Острогожского уезда, Воронежской губернии). Наставление духовника глубоко запечатлелось в ее уме и сердце, и она тогда же решилась исполнить его на самом деле.


Возвратившись из Киева в слободе Белогорье к своим родственникам, она, к удивлению всех, совершенно переменилась в своем поведении: сделалась воздержанною постницею, смиренною, молчаливою и богомольною; а прежде того и в церковь почти никогда не хаживала.
В 1796 году, раздавши детей своих по родным, весною она уединилась в покрытую лесом гору над рекою Доном, избрав понравившееся ей место недалеко от хутора Кирпичи, выделившегося из слободы Белогорье, и начала железною киркою копать пещеру. Через несколько дней она во сне увидела духовника своего, Киево-Печерского иеромонаха, который сказал ей, что она не в определенном от бога месте начала рыть пещеру, а надобно ей пойти еще далее по течению реки Дона – вниз саженей на двести (420 метров), там найдет она прислоненную к горе теслу (кирку), лопату и лоток, чем выносить мел из пещеры, и назначено ей копать пещеру и спасаться. Повинуясь этому сновидению, она нашла назначенное ей место и орудия для копания пещеры. Можно предполагать, что какие-то древние пещеры уже имелись в тех местах.
Ободренная этим событием, Мария с большим усердием приступила к копанию пещеры и сама себе удивлялась, откуда получала она силы и неутомимость к труду своему. Ее вдохновляли слова сновидения: «В старину, во время гонения от неверных, скрывались тут св. отцы ты найдешь их мощи». (Архив Св. Синода, 1817, №196).
В течении двух лет она выкопала пещеру в горе на восемь саженей(17 м) по прямой линии к западу. Для пропитания своего она выпрашивала себе по временам подаяния в города Павловске и в окрестных селениях. Узнав о ее необыкновенном предприятии и труде, многие стали приходить к ней в пещеру как из любопытства, так и для богомолия пред иконами, которые были поставлены ею по стенам пещеры, и многие трудились с нею, особенно в ночное время, помогая ей копать пещеры, вынося нарубленный мел и сбрасывая его с горы вниз к реки Дону.
Стечение людей все увеличивалось, и в народе шли разные толки и мнения как о пещернице, так и о ее трудах.
Говорят, что Мария наводила страх на окрестное население своим суровым видом: ее именем будто бы пугали детей. Бывшая разгульная женщина, потом ворожея-колдунья, бродившая по белогорским горам для собирания лекарственных трав, в создании простого народа долго должна была еще казаться предметом страха. А для духовенства ее недавнее колдовство, уклонение от храма подрывали доверие к ее подвигу, тем более, что ее духовником был не приходской священник, а неизвестный Киевский иеромонах. Прием подаяний от стекавшихся в пещеры поселян только укреплял духовенство в своекорыстии пещерницы. Этим объясняется продолжительное домогательство белогорского духовенства запечатать пещеры, сопровождавшееся обвинением Марии в нечестности и своекорыстии.
В 1800 году священнослужители обеих белогорских церквей донесли о пещернице благочинному протоиерею М. Яковлеву. Прибыв в Белогорье и призвав к себе пещерницу, о.М. Яковлев уговаривал ее перестать рыть и не соблазнять более суеверных людей. Она оправдывалась повелением на свой труд свыше и тем, что она делает это для своего спасения; посетителей же в пещеру не привлекает и запретить им приходить к себе не может. Результат этого следствия неизвестен.
В 1806 году священник Иоанн Ставров донес об этом Преосвященному Арсению II епископу Воронежскому, в бытность его в г.Павловске; а Преосвященный Арсений просил Губернское Правление об уничтожении пещеры. В том же году от Острогожского земского суда последовал приказ – вынести из пещеры св. иконы и кресты и вход в пещеру заложить, а пещернице Марии строго подтвердить, чтобы она впредь не дерзала рыть пещеры, и за этим иметь неослабный надзор Острогожскому земскому суду. Пещера была заложена в начале 1807 года. Так как дело было отдано в ведение земской полиции, то белогорское духовенство не имело никакого наблюдения за Мариею и за ее пещерами.
В том же 1807 году вход в пещеру опять был открыт неизвестно кем, и по ночам продолжалась работа в горе уже не одною пещерницею, но разными сторонними людьми. Узнав об этом, земская полиция вытребовала Марию в Острогожск; там она несколько времени содержалась под стражею, но потом опять была отпущена на жительство в слободе Белогорье. С тех пор, по недосмотру полиции, вход в пещеру всегда был открыт, и работа в ней продолжалась всякую ночь.
В 1816 году слободу Белогорье посетил Преосвященный Воронежский Епифаний для освящения Преображенского храма. Здесь он дал распоряжение пещеру упразднить и Марию пещерницу за ослушание предать суду. Такая судьба пещер вызывалась тем, что епархиальное начальство доносило Св. Синоду ежегодно с 1814 года о том, что Шерстюкова не только роет пещеры, но и рассеивает семена суеверия и производит незаконную продажу свечей. Гражданское начальство о том же доносило в Министерство Внутренних дел.
В конце 1817 г. Преосвященный Епифаний получил от Министра Духовных Дел и Народного Просвещения князя А.Н.Голицына следующее отношение: «Государь Император, узнав чрез Комитет министров, что в Воронежской Епархии, в Острогожском уезде, близ с. Белогорья, более двадцати лет назад начата некою казацкою женою Шерстюковою пещера, о коей в недавнем только времени поступило в Св. Синод донесение с объяснением происходящих в народе суеверных толков и с требованием от местного гражданского начальства содействия к уничтожению пещеры, Высочайше изволил заметить, что первоначально следовало бы духовному начальству более углубиться в рассмотрение сего происшествия, как от давних лет приявшего свое начало, и узнать в подробности о состоянии Шерстюковой и ее действиях в пещере, дабы определительнее решить, не скрывается ли в том какой ереси, либо раскола. Вследствие чего Государь Император повелел ему, Министру, снестись немедленно с Воронежским Гражданским Губернатором и требовать удовлетворительных сведений для представления на Высочайшее усмотрение. Государь выразил желание, чтобы губернатор вошел в положение старухи и что нужно для нее сделал, чтобы она безбедное имела пропитание и чтобы он лично от нее узнал, чего она хочет». (Архив Св. Синода, 1817, №196). Из сообщенного ему, Министру, отзыва Гражданского Губернатора явствует, что учредительница пещеры семидесятилетняя старуха Мария Шерстюкова начала рыть оную с лишком 20 лет назад, единственно для понесения трудов, из благочестивого желания подражать труженикам, с каковыми ее действиями не сопряжено ни суеверия, ни раскола. Она не ищет никого и ничем не привлекает к себе; приходящие из любопытства, также и для богомолия иногда приносят ладан и свечи, которые нужны как для освещения ходов в разных отделениях пещеры, всего на 299 аршин (212 м) простирающейся, так и для зажигания пред св. образами, в некоторых отделениях поставленными; а иногда сама Шерстюкова делает свечи и, отдавая приходящим для обхода с ними по пещере, получает, без всякого требования за оные, деньги, также и от благотворящих ей вещей, деньги и съестные припасы. Остатки свеч отдает в церковь Св. Троицы близ Белогорья; избытки же приношений употребляет на пропитание себя и родственников, продовольствует богомольцев, имеющих нужду в пище или одежде, поправляет бедным дома и даже новые строит; испрашивать же подаяния она никого не посылает; разве кто мимо ее ведома, под ложным предлогом ее препоручений, собирает на освещение пещеры. Его Императорское Величество, не находя по сему никакого суеверия или раскола, но паче относя действие старухи Шерстюковой к подвигам набожности, высочайше повелеть соизволил:
1) Вход в пещеру оставить свободным, для продолжения трудов;
2) Согласно просьбе Шерстюковой, устроить в оной небольшую церковь по приличию;
3) Предоставить Его Преосвященству, по сношению с Гражданским Губернатором, рассмотреть, на каком основании можно привести такое желание старухи Шерстюковой о церкви в исполнение, т.е. может ли она построить ее на свой счет, или потребуется пособие от казны, то какое именно, также в каком виде существовать сей церкви;
4) Обо всем том представить в свое время Св. Синоду на дальнейшее уважение».
Для исполнения Высочайшего повеления была снаряжена в Белогорские пещеры комиссия из Павловского протоиерея Афиногена Печерского, Белогорского протоиерея Иоанна Ставрова и Воронежского губернского архитектора Амвросимова. Когда комиссия, прибывши в пещеры, объявила Шерстюковой Высочайшее соизволение продолжать труды в пещере, Шерстюкова приняла эту милостивую волю Государя с подданническим благоговением и, сделав пред св. иконами несколько земных поклонов, просила Предвечного о ниспослании долголетнего здравия Всеавгустейшему Монарху и всей Императорской фамилии. В то же время она выразила желание, чтобы предположенная в пещере церковь была во имя Св. Благоверного Вел. Кн. Александра Невского.
Комиссия признала, что твердость мелового грунта, недальнее от входа местоположение пещеры, чистота и легкость воздуха делают удобным устройство здесь церкви.
На вопрос комиссии, может ли она устроить церковь на свой счет, Шерстюкова ответила, что она, по бедности, не в состоянии строить церковь. Когда кн. А.Н.Голицин узнал, что Шерстюкова пожелала посвятить пещерный храм имени Св. Александра Невского, то ответил, что «в подобных случаях Его Величество принимает, что сие делается из уважения к имени Государя Императора». Поэтому Марии предложено было, не имеет ли она расположения, чтобы устрояемая в пещере церковь посвящена была имени Св. Троицы или в воспоминание Воздвижения Честнаго Креста Господня; но если Шерстюкова остается при прежнем желании, то можно с нею согласиться, не употребляя при этом никаких убедительных увещаний. Мария действительно осталась при прежнем своем желании, с прибавлением, чтобы в иконостасе помещены были иконы Св. Троицы и Воздвижения Креста Господня.
30 августа 1819 года церковь была освящена, о чем уведомлен был кн. А.Н.Голицын и Св. Синод. В 1820 году, по прошению Марии, к пещерной церкви определен особый священник, диакон и пономарь.
Среди народа ходила молва о чудесах Марии. Впоследствии эта молва была занесена в рукопись под заглавием «Город Павловск и окрестности его». Молва же народная гласила, что в пещере своей Мария всегда слышит ангельское пение. Наряжено новое следствие. На вопрос прот. Сцепенского: «С какой стороны она делает пример прочим к Богопознанию?» (как сказано в прошении казацкой дочери Выпряшкиной, называющей себя послушницей Марии), Мария отвечала: «Я женщина простая, никакого примера к Богопознанию не показываю и никаких особенных наставлений приходящим не делаю; а говорю иногда с простоты одно только то, чтобы Богу молились и жили честно, чтобы не бранились и не ссорились».
В 22 июня 1822 года преподобная Мария мирно отошла ко Господу. Священник Илия Мишин похоронил ее не на общем приходском кладбище, а вблизи пещеры, которые она строила на протяжении долгих лет.


Источник: http://www.sedmitza.ru/text/402744.html
Tags: Воронежское, канонизация святых
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments